Эфферентная терапия в коррекции возрастных расстройств эндоэкологии человека

Не подлежит сомнению, что биологически предопределённый возраст человека составляет не менее 110 лет, а по некоторым данным должен достигать 150 лет, хотя в действительности средняя продолжительность жизни зачастую не превышает и половины этого срока. Был ли когда-либо тот золотой век человечества, когда люди доживали до такого возраста, как об этом свидетельствуют библейские источники, сказать трудно. С другой стороны, имеются и такие свидетельства, что древний человек жил в среднем около 40 лет.

Конечно болезни, травмы мирного и военного времени значительно укорачивают период  жизни. Если человек в течение жизни и избежит каких-либо болезней и травм, то всё равно он неминуемо умирает "от старости".  Но почему в одних случаях эта "старость" уносит 60-летних, а в других щадит 90-летних? Что лежит в основе старения?

Многие авторы, затрагивающие эти вопросы, ограничиваются  лишь указаниями на «зашлачивание» организма в течение жизни, своего рода его самоотравление. Каковы же механизмы последующих расстройств? Как ведёт себя иммунная система – наш главный страж Здоровья, от которой во многом зависит качество нашей жизни?

И действительно, с возрастом наступают изменения и в иммунной системе, затрагивающие все её элементы – стволовые клетки, Т- и В-лимфоциты, макрофаги. Уже с раннего детства происходит постепенное замедление "тимусных часов", что проявляется в снижении пролиферативной активности Т-клеток, а уменьшение их эффекторной и хелперной функций предрасполагает к инфекциям и злокачественным опухолям, частота которых, как известно, нарастает с возрастом. В старости действительно возрастает восприимчивость к инфекциям, которые являются одними из главных непосредственных причин смерти. Особенно часты респираторные инфекции, пиелонефрит [8]. С возрастом возрастает частота и многих других болезней – сердечно-сосудистых и опухолевых, диабета и деменции. Такие изменения в организме часто называют «возрастными», «нормальными для соответствующего возраста».

Иммунодефицит ослабляет контроль за появлением аномальных митозов –  делений клеток и возникновением опухолевых клеток. В организме они появляются постоянно и достаточно часто, однако, обладая чуждой антигенной структурой, они сразу попадают в "поле зрения"  иммунных стражей и тут же уничтожаются. Если же эти стражи "проглядели" момент их возникновения и своевременно их не уничтожили, то вскоре их антигенная структура признаётся уже "своей", что по общебиологическим законам блокирует выработку соответствующих антител и предопределяет исход этого противоборства организма и опухоли. Поэтому наиболее грозным последствием возрастного иммунодефицита у пожилых людей является повышение вероятности опухолевого роста [15], что находит подтверждение и в специальных исследованиях онкологов [2].

Функция иммунной системы зависит от разнообразия антигенных рецепторов лимфоцитов. С возрастом общее снижение способности вилочковой железы и костного мозга к генерации лимфоцитов сочетается с антигенной стимуляцией клональной их экспансии. Это и приводит к появлению моноклональных иммуноглобулинов, причём направленность их реакций изменяется с внешних (чужеродных) на аутоантигены [27].

Но ещё большую опасность представляет ослабление супрессорной функции Т-клеток, что сопровождается появлением "запрещённых" в норме клонов лимфоидных клеток, реагирующих на собственные антигены организма, что вызывает разные виды аутоиммунных патологий, что согласуется с данными о более высокой распространённости в пожилом и старческом возрасте различных аутоиммунных заболеваний [15]. У более 50% пожилых людей можно обнаружить разные аутоантитела, хотя и не в высоких концентрациях [3]. Поэтому ревматоидный фактор вызывает появление признаков полиартрита, не столь выраженных, как при истинном ревматоидном артрите, но зато редкий человек в преклонном возрасте не страдает от болей в суставах, считая их следствием лишь "отложения солей". Характерно появление антител к тиреоглобулину, что вызывает аутоиммунный тиреоидит с гипофункцией щитовидной железы. С другой стороны, гормоны щитовидной железы необходимы для поддержания должной активности иммунной системы, а гипотиреоз лишь усугубляет иммунодефицит в старческом возрасте.

Интересно отметить, что аутоантитела к трём основным антигенам щитовидной железы – тиреоглобулину, пероксидазе и тиреотропному гормону обнаруживаются и у здоровых лиц в возрасте 18-24 лет в 10,6 - 14,9% случаев, но уже в возрасте 55-64 лет эта частота возрастает до 24,2 - 30,3% [1]. Даже у практически здоровых доноров обнаруживали антикардиолипиновые антитела с частотой 27%, анти-ДНК антитела – у 17% [9].

Даже старческое слабоумие является следствием появления аутоантител к элементам центральной нервной системы. При болезни Альцгеймера мутации генов, возможно, способствуют возникновению аутоантител пресенилин-1 и пресенилин-2, обнаруживаемых иммунохимическими методами в связи с нервными волокнами при посмертных исследованиях головного мозга этих пациентов [28]. Мутации ДНК и РНК способствуют появлению белковых молекул, отличающихся от нормальных и приводящих к дальнейшим нарушениям метаболических процессов. В частности, при болезни Альцгеймера наcтупает каскад последовательных расстройств, приводящих к отложению амилоида в виде бляшек в сосудистых стенках, инфильтрации микроглиальных клеток, их апоптоз и в конечном итоге нарастающая потеря нейронов.  Также обнаруживают и признаки церебральной амилоидной ангиопатии, являющиеся важным патогенетическим фактором сосудистых расстройств головного мозга и даже внутримозговых геморрагий. Одной из причин этого является мутация пресенилина-1, от которого и зависит возрастание отложения b-амилоида [24].

В результате аутоиммунных процессов появляются и симптомы паркинсонизма, но также не достигающие по интенсивности наблюдаемых при собственно болезни Паркинсона. Аутоиммунные процессы лежат в основе формирования и демиелинирующей патологии с появлением распространённого склероза по типу рассеянного склероза и мышечной дистрофии по типу миастении. Характерным для старческого возраста является появление признаков парапротеинемии с накоплением моноклональных М-компонентов иммуноглобулинов, напоминающих теперь уже миеломную болезнь.

 Истинный амилоидоз напоминают отложения амилоида в межклеточных пространствах, в том числе и образование так называемых старческих бляшек, что у 60% пожилых представляется характерным признаком старости. Отложение амилоида в миокарде также является распространённым явлением в пожилом возрасте [21].

В последние годы обращается внимание на состояние паренхимы печени в старости. Размер печени, печёночный кровоток и перфузия печени снижаются на 30-40% между третьей и десятой декадами жизни. До последнего времени игнорируется связь между старением и аутоиммунными поражениями печени. При этом, с возрастом значительно ухудшается прогноз при хроническом гепатите и циррозе. У половины лиц старше 70 лет развивалась гепатоцеллюлярная карцинома, как правило, на фоне цирроза печени [25].

Одним из проявлений инволютивных процессов у женщин является климактерический синдром. Этот период перестройки гормонального статуса сопровождается рядом специфических климактерических симптомов – ощущений «приливов», «жара», потливости, раздражительности, что на достаточно продолжительный срок нарушает самочувствие и «качество жизни» женщин.  Расстраиваются функции не только яичников, но и других желез внутренней секреции, в частности – щитовидной железы с развитием признаков аутоиммунного тиреоидита. Нарушаются и метаболические процессы, снижается уровень ферментативной  активности, в частности сукцинатдегидрогеназы, являющейся маркером митохондрий и энергетических процессов в цикле Кребса [19]. В тех случаях, когда обычные терапевтические меры не помогают, курсы плазмафереза позволяют в достаточно короткий срок добиться исчезновения вышеперечисленных симптомов, особенно при малом «стаже» климактерического синдрома, когда эти симптомы ещё нестойкие и не развились выраженные психо-вегетативные нарушения [18]. Положительный эффект курсов плазмафереза продолжался в течение 3-18 месяцев. У 67,5% женщин при климактерическом синдроме отмечается гиперхолестеринемия и курсы плазмафереза также способствуют нормализации и липидного обмена [17].

Таким образом, в результате расстройств отдельных звеньев иммунной системы в старческом возрасте возникает целый ряд симптомов, более стёртых, чем при соответствующих собственно нозологических формах заболеваний, но именно они и определяют облик пожилого человека – замедленность реакций, скованность и некоординированность движений, забывчивость и мышечная слабость  и т.п. 

При старении происходит и разрядка электростатических сил организма, уменьшение мембранного потенциала, снижение ионизации цитоплазмы с укрупнением частиц биоколлоидов, падением их способности к набуханию, деградацией и уплотнением протоплазмы, переходом её из состояния золя в гель. В ходе онтогенеза вообще снижается гидрофильность коллоидов. Ограничение содержания отрицательно заряженных аэроионов во вдыхаемом воздухе является одним из главных факторов, ускоряющих эти процессы биотрансформации коллоидного состояния клеток и тканей организма и преждевременного старения.

Не нуждается в особых  разъяснениях и роль атеросклероза в процессах преждевременного старения. Многие исследователи даже рассматривают атеросклероз как естественный процесс, связанный со старением организма [12]. Однако коварство атеросклеротических поражений сосудов заключается в почти полной  их бессимптомности до самого момента закупорки просвета, когда поздно думать не только о предупреждении этих поражений, но даже и качественном лечении. Поэтому необходимо внимательно следить как за содержанием липопротеидов в крови, так и за известными микросимптомами сосудистых расстройств.

При обследовании пожилых лиц, у которых в среднем возрасте наблюдалась артериальная гипертензия, обнаруживается бóльшая частота нарушений интеллекта и депрессивных состояний с признаками атрофии головного мозга [29]. По мере увеличения возраста происходит и накопление токсичных продуктов перекисного окисления липидов на фоне депрессии системы антиоксидантной защиты [13]. У пожилых людей наблюдаются и более высокие уровни белков острой фазы с признаками оксидативного стресса, что подтверждает особую клиническую ценность эфферентной терапии [7].

С одной стороны можно было бы сожалеть, что Создатель или сама Природа (в зависимости от мировоззрения) оказались недостаточно мудры, не предусмотрев более жёсткого запрета на формирование аутоиммунных процессов. Однако, с другой стороны, может быть именно в этом и состояла их наивысшая мудрость, потому что в противном случае жизнь могла бы продолжаться неопределённо долго, и если невозможно полностью избежать накопления таких «микроошибок» иммунных и метаболических процессов, то это породило бы целый ряд других трудноразрешимых проблем.

Так всё более и более проясняется картина расстройств гомеостаза, ведущих к преждевременной старости. Ещё Сенека сказал, что «старость – неизлечимая  болезнь», поэтому и отношение к ней должно быть как к болезни. А болезни можно и нужно лечить!  Главным образом следует прервать эти порочные круги взаимозависимых нарушений, что можно сделать только своевременным удалением всех накапливающихся крупно молекулярных патологических продуктов из организма, которые почки не выводят, а органы биотрансформации не разрушают. И полноценно решить эту задачу может только эфферентная терапия, главным образом - плазмаферез.

При этом основной задачей будет не просто продление жизни. Если будет продлена такая жизнь с явлениями деменции и беспомощности в инвалидной коляске или на койке, то за такую работу не стоит и браться. Надо иметь в виду, что уровень здоровья – физические функции и психологический статус – более важны для пожилых людей, чем продолжительность их жизни [22].

Задача состоит в повышении иммунных потенций, что означает продление продуктивного среднего возраста с сохранением уровня здоровья и энергии, т. е. качества жизни, от которого зависит творческая и физическая работоспособность, возможность ощущать Жизнь во всех её красках. Задача состоит в сохранении "молодости до старости"  [11].

Встаёт вопрос – когда же начинается эта старость и когда нужно начинать её лечение? Дожидаться развития соответствующих манифестирующих симптомов старости или предупреждать их появление? Конечно –  последнее!

Как уже упоминалось выше, многие заболевания, как и старость, подкрадываются незаметно. В течение многих месяцев и даже лет нарастают микрорасстройства различных звеньев гомеостаза до момента достижения критического уровня, когда появляются симптомы той или иной патологии [14].

Так, по сводным данным исследований патоморфологов, проанализировавших результаты 3000 аутопсий молодых лиц в возрасте 15-34 лет, не имевших клинических признаков сердечно-сосудистых заболеваний и погибших в результате несчастных случаев [23, 30], выявлена следующая картина: у всех обследованных подростков обнаруживались жировые прожилки в некоторых сегментах артерий. Эти изменения нарастали с возрастом; при поражениях коронарных артерий в их стенках обнаруживались лейкоциты и циркулирующие иммунные комплексы; ожирение увеличивало риск развития поражений сосудов; нарастание изменений в брюшной аорте резко возрастало у курильщиков; курение и артериальная гипертензия чётко коррелировали с развитием первичных атеросклеротических бляшек у молодых людей. При том, что ни у одного из этих молодых лиц не наблюдалось каких-либо проявлений сердечно-сосудистой патологии, становится ясно, что первичную их профилактику необходимо было начинать, не дожидаясь появления манифестирующих симптомов.

То же самое можно сказать и о микросдвигах и микросимптомах других заболеваний.Задачей является своевременно обнаружить эти микрорасстройства, не закрывать на них глаза и не считать их случайностью.

Во многих случаях инволютивные процессы в старости не требуют медикаментозной терапии и даже более того, лекарства могут нанести вред, поскольку даже при правильном применении они могут вызвать ряд дополнительных функциональных расстройств [9]. В последние года многие авторитетные специалисты отмечают, что «стратегия таблетки», на которой базируется западная медицина, себя практически исчерпала. При этом не только практикующие врачи, но и фармакологи признают, что «таблетки» реально эффективны менее, чем в 30% случаев [22].

 

Своевременная первичная профилактика заболеваний будет служить первичной профилактикой и преждевременного старения. И главным звеном такой профилактики является эфферентная терапия, направленная на выведение того, что видно сейчас, и того, что пока ещё даже и не проявилось [4, 5, 6,11].

Различные косметические операции, конечно, оправданы, но и после ликвидации дефектов фигуры, осанки, морщин, внутри остаются «морщины внутренней среды» и все причины, которые их вызвали. Поэтому и эти операции должны сопровождаться мерами по санации внутренней среды организма, а некоторые сложные пластические операции должны проводиться только после эфферентной и иммунокорригирующей терапии для профилактики воспалительных осложнений, сводящих на нет все косметические эффекты.

Не только честь, но и старость надо беречь смолоду! А это значит, что не может существовать какого-то определённого возраста, при котором надо начинать меры по предупреждению старческих расстройств. Надо отдавать себе отчёт, что наступившие органические изменения органов и тканей практически не поддаются обратному развитию, поэтому усилия должны быть направлены ещё до наступления таких поражений.

Эти меры показаны практически в любом возрасте, когда появляются какие-то микросимптомы, показывающие отклонения от нормального состояния – чрезмерно повышенная утомляемость; необычные ощущения и ломота в теле, суставах; изменения вида склер глаз, волос, ногтей; морщинистость кожи лица, кистей рук; расстройства памяти и шум в ушах; изменения походки, упругости и координации движений, потенции и многие  другие. Конечно важно обращать внимание на появление не одного из перечисленных признаков, а целого их комплекса, особенно, если они удерживаются многие дни и недели. Не следует игнорировать подъёмы артериального давления (считая их естественными или возрастными), болевые ощущения в области сердца, даже если с помощью медикаментов их удаётся быстро купировать – дыма без огня не бывает. Значит, подкрадывается атеросклероз один из основных предвестников старости.

Основоположником применения эфферентной терапии в геронтологии можно считать древнегреческого героя Ясона, попытавшегося вернуть молодость своему отцу, заменив его кровь молодым вином. Хотя эта попытка и не увенчалась успехом, тем не менее, именно выведением патологических продуктов вместе с частью нормальных компонентов внутренней среды организма, находящихся в плазме крови, достигается не только её санация, но и даётся мощный импульс к её обновлению свежими, молодыми ингредиентами. То есть, эффект омолаживания достигается одновременно с удалением всех постепенно накопившихся аутоантител и других патологических метаболитов, как экзо-, так и эндогенного происхождения.

Таким образом, в основе превентивной эфферентной терапии должен быть ежегодный  курс плазмафереза до четырёх сеансов, а в случае признаков иммуносупрессии или аллергии целесообразно добавить и квантовую терапию (УФО или лазерное облучение крови).

Не следует пренебрегать и аэроионотерапией, т. е., прогулок на «свежем воздухе», что должно помочь восстановить  механизмы поддержания электростатического состояния всех компонентов внутренней среды с предотвращением патологической биотрансформации цитоплазмы клеток.

Естественно, что эфферентная терапия не должна исключать необходимости вести здоровый образ жизни – физические упражнения, правильный режим питания (главное – не переедать), и, конечно же, не отравлять самого себя курением, алкоголем, наркотиками [15]. Отмечалось, что ограничение пищи способствует увеличению продолжительности жизни млекопитающих, снижая частоту возрастозависимых патологий, включая кардиомиопатию, и замедляет физиологические расстройства, связанные со старением. Ограничение пищи приводит к возрастанию сократимости миокарда [26]. В то же время надо признать, что ожирение представляется наиболее распространённым расстройством и частота его возрастает с возрастом.

Однако и в преклонном возрасте проведение плазмафереза также показано, хотя рассчитывать на существенное обратное развитие уже наступивших органных и системных поражений не приходится. Е.А. Чумаева и соавт. (2004) сообщают, что после курсов плазмафереза и фотогемотерапии у 91,9% пожилых больных улучшилось общее самочувствие, у 68,9% больных отмечено снижение повышенных цифр артериального давления с уменьшением головных болей и шума в ушах, улучшилось зрение.

Но если при лечении целого ряда острых и хронических заболеваний сейчас уже нет сомнений в целесообразности эфферентной терапии, то по отношению к ещё практически здоровому человеку могут возникнуть сомнения в оправданности таких действий. Ведь нет же никакой уверенности, что ожидаемые расстройства здоровья всё-таки возникнут. Практически невозможно доказать, что мы действительно предотвратили развитие заболевания, которого ещё никто не диагностировал. С другой стороны, надо быть абсолютно уверенным, что такая инвазивная процедура, как плазмаферез, не вызовет каких-либо осложнений.

Такая уверенность всё-таки есть, поскольку опыт показывает, что методически правильное выполнение операции хорошо обученным персоналом, с использованием только одноразовых игл и систем, практически не представляет угрозы здоровью пациента. Кроме того, отказ от использования донорской плазмы и иных белковых препаратов для возмещения удаляемой плазмы даёт дополнительную гарантию  предотвращения инфицирования вирусными заболеваниями и иммунизации чужеродными антигенами (донорскими лимфоцитами, к примеру).

Остановить может лишь достаточно высокая стоимость эфферентной терапии, хотя в нашей стране она на порядок ниже, чем странах Европы или Америки. А налаженный промышленный выпуск отечественных плазмофильтров «Роса» и разработка простых и безопасных методов и аппаратов для мембранного плазмафереза (НПК Альфа компании «Трекпор Технолоджи) делает вполне реальным выполнение этих важных задач практически в любых лечебных учреждениях, вплоть до их муниципального звена.

 

Литература

1. Балаболкин Н.И. Состояние и перспективы изучения физиологии и патологии щитовидной железы //  Тер. арх. - 1997. - Т. 10, № 5. - С. 5-11.

2. Барчук А.С. Злокачественные новообразования лёгких в пожилом и старческом возрасте // В кн.: Пневмология в пожилом и старческом возрасте / Под ред. А.Н.Кокосова. – СПб.: МедМассМедиа, 2005. – С. 675-701.

3. Бережнова И.А., Коршунов Г.В. Атеросклероз и аутоиммунитет в геронтологической практике // Аллергология и иммунология. – 2006. – Т. 7, № 3. –С. 355.

4. Воинов В.А. Плазмаферез в профилактике аутоиммунных и метаболических расстройств пожилого возраста // Материалы I Росс. научного форума «Геронтотехнологии XXI века». – М., 2001. – С. 6. 

5. Воинов В.А. Эфферентная терапия аутоиммунных и метаболических расстройств в пожилом возрасте // В кн.: Пневмология в пожилом и старческом возрасте / Под ред. А.Н.Кокосова. – СПб.: МедМассМедиа, 2005. – С. 300-307.

6. Воинов В.А. Эфферентная терапия. Мембранный плазмаферез. – М. – 2010. – 400 с.

7. Гончарова В.А., Доценко Е.К. Особенности биохимических изменений у больных пожилого возраста // В кн.: Пневмология в пожилом и старческом возрасте / Под ред. А.Н.Кокосова. – СПб.: МедМассМедиа, 2005. – С. 172-179.

8. Кенаров П. Респираторен дистресс синдром при възрастни. – София, Знание ЕООД. – 2004. – 113 с.

9. Крюкова М.Г., Куноф В.К., Куликова М.М., Вершинина О.А. Распространённость серологических маркеров аутоиммунных процессов у доноров // Препараты крови и кровезаменители. – Киров, 1995. – С. 26-28.

10. Ивлева А.Я., Арутюнов А.Г. Проблемы полифармации у пожилых больных // Материалы I Росс. научного форума «Геронтотехнологии XXI века». – М., 2001. – С. 57-59.

11. Лопухин Ю.М. Эфферентная терапия и проблема долголетия // Эфферентная терапия. - 1996. - Т. 2, № 1. - С. 3-7.

12. Орехов А.Н. Современные представления о механизмах атеросклероза // Материалы I Российского научного форума «Геронтотехнологии XXI века». – М., 2001. – С. 68-71.

13. Пристром М.С., Штонда М.В. Особенности липидного обмена и процесса перекисного окисления липидов у больных с хронической сердечной недостаточностью в пожилом и старческом возрасте // Материалы I Росс. научного форума «Геронтотехнологии XXI века». – М., 2001. – С. 32.

14. Полетаев А.Б. Иммунофизиология и иммунопатология. – Мед. Информ. Анентство, М. – 2008. – 205 с.

15. Сесь Т.П. Старость и иммунитет // В кн.: Пневмология в пожилом и старческом возрасте / Под ред. А.Н.Кокосова. – СПб.: МедМассМедиа, 2005. – С. 168-171.

16. Углов Ф.Г. Пути развития клинической медицины в XXI веке // Вестн. хир. - 1997. – Т.56, № 6. – С. 12-15.

17. Фотеева Т.С. Влияние курса лечебного плазмафереза на липидный спектр крови больных с климактерическим синдромом// Тез. докл. XIV конф. моск. общества гемафереза. – М., 2006. – С. 51.

18. Фотеева Т.С., Бакуридзе Э.М., Стрельникова Е.В. Плазмаферез в лечении тяжёлых форм климактерического синдрома // Эфферентная терапия. – 2013. – Т. 19, №1. – С. 85-86.

19. Фурсова З.К., Фотеева Т.С., Прилепская В.Н., Абубакирова А.М. Использование метаболической терапии у женщин в пременопаузе в условиях плазмафереза // Тез. докл. VII конф. моск. общества гемафереза. – М., 1999. – С. 63.

20. Чумаева Е.А., Осадчих В.Г. Необходимость комплексного лечения пожилых пациентов офтальмологического профиля // Тез. докл. XII конф. моск. общества гемафереза. – М., 2004. – С. 81.

21. Benson M.D. Aging, amyloid, and cardiomyopathy // New Engl. J. Med. – 1997. – Vol. 336, № 7. – P. 502-504.

22. Covinsky K.E., Wu A.W., Landefeld C.S. et al. Health status versus quality of life in older patients: does the distinction matter? // Am. J. Med. – 1999. – Vol. 106, № 4. – P. 435-440.

23. Fausto N. Atherosclerosis in young people. The value of the autopsy for studies of the epidemiology and pathobiology of disease // Am. J. Pathol. - 1998. - Vol. 153, № 4. - P. 1021-1022.

24. Jamada M., Sodeyama N., Itoh Y. et al. Association of presenilin-1 polymorphism with cerebral amyloid angiopaty in the elderly // Stroke. - 1997. - Vol. 28, № 11. - P. 2219-2221.

25. James O.F.W. Parenchymal liver disease in the elderly // Gut. - 1997. - Vol. 41, № 4. - P. 430-432.

26. Klebanov S., Herlihy J.T., Freeman G.L. Effect of long-term food restriction on cardiac mechanics // Am. J. Physiol. - 1997. - Vol. 273, № 5 Pt 2. - P. H2333-H2342.

27. Le Maoult J., Delassus S., Dyall R. et al. Clonal expansion of B lymphocytes in old mice // J. Immunology. - 1997. - Vol. 159, № 8. - P. - 3866-3874.

28. Murphy G.M., Jr, Forno L.S., Ellis W.G. et al. Antibodies to presenilin proteins detect neurofibrillary tangles in Alzheimer’s disease // Am. J. Pathol. - 1996. - Vol. 149, № 6. - P. 1839-1846.

29. Swan G.E., De Carli C., Miller B.L. et al. Association of middlife blood pressure to late-life cognitive decline and brain morphology // Neurology. – 1998. – Vol. 51, № 4. – P. 986-993.

30. Wissler R.W. Atheroarteritis: a combined immunological and lipid imbalance // Int. J. Cardiol. - 1996. - Vol. 54, Suppl. - P. S11-S23.

Назад
Вы можете оставить свое сообщение с помощью формы ниже:
Спасибо за обращение!

В ближайшее время мы свяжемся с Вами.
Оставьте заявку на обучение, заполнив форму ниже:
Спасибо за обращение!

В ближайшее время мы свяжемся с Вами.
Разработка сайта Seohelp24.ru